Во имя жизни 2

Глаза человека

 

- Батюшка, там женщина плачет.

- Сейчас многие женщины плачут.

- Батюшка она сильно плачет.

- Сейчас выйду. Скажи, пусть подождет.

- Что случилось?

- Ничего.

- Я не люблю, когда взрослые люди врут.

- Ничего. Все нормально. Нет, правда, все нормально.

- Пойдем, поговорим на улице.

Молодая женщина размазывала по щекам тушь с ресниц, плакала, а я не знал чем ей помочь, кроме слов утешения ничего в голову не шло, т.к. ее ситуация выходила за рамки моего опыта. Да и опыта, честно сказать было всего около месяца…

«Надо молиться, надо молиться и Бог подскажет что делать. Надо молиться…» О чем молиться? Как? Кого звать на помощь? И тут происходит настоящее чудо. Мимо идет священник. Пожилой уже. Невзрачный. Ростика небольшого, с грубоватой манерой общения. В свое время, правда, входил в десятку лучших адвокатов Москвы…

- Батюшка, можно Вас попросить разобраться с ситуацией?

- Что случилось?

Какое счастье, что он тогда зашел зачем-то в храм. Быстро разобрался в ситуации, дал четкий и правильный совет… Через полторы недели я услышал стук в дверь и пошел открывать. То, что я увидел меня поразило. Впервые в жизни я видел такие глаза. Это было что-то неописуемое. Счастье, глубокая радость, свет жизни… Я не знаю, как это передать человеческими словами.

- Спасибо Вам. Спасибо!

- Да за что?

- Я ведь тогда пришла в храм прощаться. Я просила прощения у Божией Матери и собиралась закончить самовольно эту жизнь. Закончить, чтобы моя мама и сестра могли жить. Полтора миллиона я не смогла бы отдать никогда и потому решила уйти, чтобы никого не ставить под удар. Вы меня спасли! Человек нашелся, все деньги были при нем. Он просто решил меня «кинуть» и инсценировал свое исчезновение.

- Да причем тут я? Это тому священнику спасибо. Если бы не он…

- Нет, это именно Вы вышли ко мне из алтаря и не прошли мимо. Спасибо Вам.

Прошло много лет. Многое виделось. Мало чему стал удивляться. Приходилось видеть и совсем другую ситуацию. Приходили прощаться к иконам, просили прощения за то, что хотели сделать и шли. Шли кто с содроганием, кто дерзко ступая, пытались заглушить совесть. А потом они возвращались. Не все конечно, но у всех у них были пустые глаза. Даже слезы на исповеди ничего не меняли. 


Назад к списку