Крестный ход к мощам преп. Варлаама Важского, Шенкурского

   В этом месяце (2 июля) Бог благословил побывать нас на крестном ходе в память преп. Варлаама Важского, Шенкурского. Это уже девятый крестный ход у соседей, но вот именно в этом году шесть наших взрослых прихожан и два подростка прошли с молитвой путь до монастыря и мощей преподобного (находятся под спудом). Всего в этом году в крестном ходе участвовало девяносто три человека.

 

   Лично у меня такой крестный ход первый в жизни. Вечером первого июля приехали уже к концу всенощного бдения. Расположились на ночлег у кого где получилось и стали готовиться к утренней службе. Гостеприимные хозяева отец Олег Ягнитев и его матушка дали нам хорошую комнату, где получилось поспать относительно хорошо. Никто не храпел.

   Литургия началась в семь утра. Возглавлял ее благочинный протоиерей Андрей Ермилов, сослужили игумен Митрофан (Охалов) из Артемиево – Веркольского монастыря, протоиерей Дмитрий Гордиенко благочинный Виноградовского района и иерей Анатолий Кольцов настоятель храма Святителя Луки Симферопольского п. Хетово, Виноградовского района.

  После теплого, братского, (не знаю как еще передать ощущения от службы) богослужения мы вышли и построились в колонну для крестного хода. Вот тут-то и началось осознание важности момента и еще одного очень личного, внутреннего… Дело в том, что когда служил в армии в Пограничных Войсках, приходилось ходить много. Подсчитал примерное количество километров за время службы и получилось, что пешком дошел от Выборга до Вельска, потом обратно и опять до половины пути.  Тогда это было относительно просто, но вот спустя двадцать лет уже не так все оптимистично видится и ощущается, а потому, когда узнал, что идти не шестнадцать километров, а двадцать пять, упал духом. Промелькнула мысль: «Свалюсь ближе к концу. Не дойти». Был опыт, что ходили двенадцать километров, но и после этого, относительно легкого маршрута лежал «лежмя», а тут… засиделся, растолстел, честно признаться, а потому был заранее уверен «не смогу, точно помру».

   Пока такие мысли ползли в голову, раздавались иконы, хоругви и вот, наконец, прозвучала команда: «Пошли!». Вернее, все было более витеевато, что не смогло не вызвать улыбку. Распределяющий обязанности, не первый раз уже идущий крестным ходом, сказал замечательные слова для тех, кто еще не настроился на будущий подвиг: «Хватит болтать! Все, молитва уже пошла». Рядом стоящий отец Митрофан улыбается в усы. Фраза звучит несколько двусмысленно. Объясняю наши улыбки тем, кто не понимает о чем речь: подвиг монаха, как раз и есть в том, чтобы стяжать непрестанную сердечную молитву и чтобы «она пошла сама» в сердце, предварительно должен быть либо сверхчеловеческий подвиг, либо дар Божий. Ну это так, к слову.

   Довольно бодрым темпом мы вышли за черту города и отправились к месту первой остановки. Всего их было три по несколько минут каждая. Долго отдыхать нельзя, т.к. потом можно будет запросто «сойти с дистанции», не встав с очередного привала. Это уже компетенция опыта. Перед началом хода сказали, что первая остановка будет через пять километров, попьем воды, и дальше дорога пойдет лесом, т.е. будет немного полегче. Шли мы, значит, шли и все-то нет ее, и где она эта остановка непонятно.

   По временам к крестному ходу добавлялись крестоходцы и мы шли дальше. Шли с молитвой, хочется особо подчеркнуть именно этот момент, именно с молитвой. «Голова» начинала «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». Ей вторила, повторяя молитву,  остальная часть людей. Потом обращение к преподобному Варлааму: «Преподобне отче Варлааме, моли Бога о нас» и снова повторение. И так все время пути. Все пять с половиной часов. Без перерыва…

   Был неоднократным участником небольших крестных ходов по городу и чего только не насмотрелся. «Кто во что горазд» - есть такое выражение у русского народа. Кто поет молитву Богородице, кто-то сзади поет тропарь святому, кто еще что вспомнит и всегда все это «молитвословие» вызывало недоумение: «Вот это и есть крестный ход с молитвой? Это молитва?» Здесь же все было четко. Мы действительно молились, и эта молитва была общая, задающая ритм движению и поддерживающая немощную плоть. Буквально. Объяснить не смогу как это было, но именно так и было.

   Наконец мы увидели привал, и прозвучала чудесная фраза: «Восемь километров прошли. Осталось немного». Согласитесь, пройти одну пятую пути или одну третью, это разные вещи. Немного воспрял духом. А еще когда подкрепились домашними пирожками с водой, так вообще хорошо все стало. Отдыхали минут десять и снова в путь с молитвой.

   Идя с людьми, почувствовал, что священники, как бы, не особо и нужны окружающим. Есть мы, нет нас, крестный ход шел бы себе и дальше. И еще понял, что многие идут ради чего-то своего. Общей цели, достойной крестного хода, не ощущалось. Вот идем к мощам преподобного и хорошо. Идем ведь, молимся, чего еще надо? На второй стоянке решил перенаправить общий настрой на более высокий смысл, совершаемого действа. (Да простят меня крестоходцы, но я пишу то, что ощущал там. Может не понравится, может быть ошибаюсь в своих наблюдениях – простите.) Для этого привел стих из послания к Коринфянам: «Ибо мы Христово благоухание Богу в спасаемых и в погибающих: для одних запах смертоносный на смерть, а для других запах живительный на жизнь»(2Кор.2;15) и немного рассказал о смысле слов «запах на смерть» и «на жизнь».

   Рассказал также и о традиции, которую апостол Павел взял за образец, истолковав в христианском смысле. Кстати, очень интересная традиция. Если кому хочется узнать поподробнее о чем идет речь – напишите. А еще сказал, что крестный ход к преподобному Варлааму это и покаяние и молитва к нему с просьбой о духовном пробуждении Севера. Ведь те места по которым мы проходили, это буквально его собственность и до сих пор! Он очень много потрудился и в нынешнем Виноградовском районе и в Шенкурском, и мощи его пребывают до сих пор с нами… Не только о себе самих надо молиться и переживать, но и о тех, кто должен бы жить, но наотрез отказывается. В качестве примера отказа от реальной жизни привел статистику Виноградовского ЗАГСа за 2014г. Если не ошибаюсь 74 брака и 62 развода… Это точно не жизнь, а скорее смерть. Смерть души народной. Надо будить людей пока не поздно. Одно из средств пробуждения это наша молитва ногами «за тех, оставшихся там».

   

Подкрепившись более основательно мы отправились преодолевать последнюю треть хода. Организм-таки подвел, но не в том месте, где ожидал. Пришлось сесть в машину к отцу Олегу и смирившись проехать несколько километров, проведя время в общении с собратом. Под конец пути стало тяжело. Увидел знакомые места и все ждал, что вот сейчас у этих деревьев откроется вход в монастырь, а все знают, что когда ждешь, время начинает идти по-другому. Наконец увидели завалившийся храм и часовню, где пребывают мощи преподобного Варлаама. В часовне отслужили водосвятный молебен, окропили всех святой водой и … усталости как не бывало. Нет, не то чтобы совсем не осталось, но она перестала довлеть над телом.

   Пообедали ухой, попили чаю с травами и отправились в обратный путь. Кто на телегах, кто на машинах, но, думаю, все были благодарны отцу Олегу за обратную дорогу. Пешком в этот день было бы уже не вернуться. Или вернулись бы, но не все.

   Уже сидя за столом в Шенкурске меня спросили: «Как ощущения?» Я сказал, что вот сижу еще сейчас здесь, а уже планирую на следующий год приехать снова. Весь жизненный опыт говорил, очень так авторитетно, что завтра на прием к митрополиту Даниилу ты не сможешь войти нормально. Ноги, образно говоря, будут колесом… Но и на следующий день чудеса продолжались. Не болела ни одна мышца. Как бывший спортсмен знал, что должно быть после таких внезапных, не подготовленных пробежками или хотя бы обычной ходьбой, нагрузок. Но по молитвам Преподобного Варлаама, иначе никак не объяснить, все было в норме. Все, кроме одного, что вышло из строя еще на крестном ходу. «Ну, должно же хоть что-то болеть» - толковал я сам себе…

   Благодарю Бога, преподобного Варлаама и всех устроителей крестного хода за такой подарок. Я очень хочу, чтобы наш Север воскрес! Верю, если мы будем молиться, оживет народ и поймет, что есть настоящая жизнь, полноценная. Жизнь души и тела, устремленная к Небу.

прот. Дмитрий

 


Назад к списку