Миссионерский крестный ход по реке Ваеньга

    По благословению епископа Плесецкого и Каргопольского Александра в период с 17.08 по 19.08 был совершен миссионерский крестный ход по реке Ваеньга, протекающей по территории Виноградовского района. Он был запланирован давно, но вот только в середине лета получилось то, что хотели сделать еще в мае. На май были приглашены паломники из Санкт Петербурга, и все было бы хорошо, если бы не странная весна и "маябрь с июбрем". Очень высокая вода, сильное течение, низкие температуры... "Господи, может быть все-таки Ты благословляешь 17 июля таким образом?" - думалось тогда, ведь первой датой сплава по реке был предложен день памяти Святых Царственных Страстотерпцев... Видимо так и было. Очень жаль, что гости, которые могли приехать, отсутствовали. Описание крестного хода будет предложено читателю в виде дневника. Итак:

День первый.

   После всех необходимых приготовлений, а это: и изготовление поклонных крестов на месте установки, и ловля рыбы для участников сплава, и сбор необходимых вещей для путешествия и крещения, утром 17.08 мы отправились на ту сторону Северной Двины. Отличная погода, спокойная и красивая Двина напомнила о прежних экспедициях по поиску мест и сведений о лагерях. Буквально за час до отплытия стороной прошла сильная гроза и воздух был свеж и чист как никогда. Эта гроза приготовила нам сюрприз, о котором я узнал чуть позже. По прогнозу все время путешествия должны были быть кратковременные дожди и хоть мы к таким условиям были готовы, все равно была тайная мысль в голове "Господи, а можно сделать так, чтобы нас это все обошло стороной? В лодке от дождя прятаться сложно..."

От парома наш путь продолжился до деревни Верхняя Ваеньга, где мы пересели в более надежный траспорт и отправились к месту начала крестного хода. Там нас уже ждали лодки, на которых мы и путешествовали все последующее время.

Грунтовка, по которой мы добирались до реки, содержится в хорошем состоянии. Лихой водитель Виктор доставил нас "с ветерком" к мосту, и пока мы ждали приезда остальных участников, было принято решение искупаться (было очень жарко) и заодно проверить температуру воды, в которой предстояло креститься жителям деревни Воронцы. Быстро стало понятно, что Ваеньга "живет" за счет родников и потому вода всегда отменно чистая (можно пить просто черпая кружкой) и холодная. "В Воронцах будет теплее градуса на два. Не переживайте, батюшка" - успокоили меня опытные. "Ну раз в жизни смогут потерпеть" - подумал я в ответ. Вода еще немного темная от болот и довольно высокая для этого времени года.

После краткого молебна на доброе дело и путешествия по водам мы отправились в верховья реки до места впадения ручья Пескарь. Когда-то там в верховьях ручья находился лагерь, где жили и остались костями в земле священники и монахи - первые жертвы безумия охватившего нашу страну. По словам очевидцев случайно забредших в то место весной, взгляду открыласть ужасающая картина. Под деревьями сидели мертвые,  на половину оттаявшие люди, которых не смогли похоронить в землю из-за морозов и отсутствия сил... Хоронили в снег. "Они сидят в снегу, и только бороды развеваются на ветру" - рассказывали очевидцы. Страшно. Выше по реке Ваеньга и ее притокам были и другие лагеря, до которых добраться и теперь сложно, и потому мы решили поставить поклонный крест недалеко от устья ручья Пескарь в память о всех тех, кто там остался навсегда.

Устье Пескаря. Здесь всегда останавливаются рыбаки и пьют чай. Мы тоже пообедали свежей ухой и попили чая, после чего стали быстро собираться в обратный путь, т.к. туча, показавшаяся из-за леса была синяя и большая, а раскаты грома очень убедительными. Один раз молния ударила где-то недалеко, и стало не по себе. Молитва, в таких случаях, всегда становится горячей и самое интересное, что в ответ наступила тишина. Дождь шел, молний больше не было. Был удивлен этим, ведь гроза начиналась, а не заканчивалась... Пока сплавлялись обсудили епархиальные дела и планы по работе, т.к. священник Дионисий Грушко теперь начальник миссионерского отдела нашей епархии, а я его помощник. Пройдя около пятнадцати километров вниз по течению, мы остановились на ночевку в лесной избушке, где и провели время до утра. 

День второй

Встали рано, т.к. надо было поймать что-то на обед, а рыба, обычно, активна с утра. Постепенно сплавляясь, мы достигли еще одного места под названием "Шарда", где отслужили панихиду "по всем зде лежащим отцем и братьям нашим". Лагерь появился в 1946 году и здесь было много немцев. Всю историю этого лагеря не знаем, потому пока только эти сведения.

Это такой песок, не глина. Высота берега около 12 метров.

Хотя река тогда была с высоким уровнем воды, но все равно были сложные перекаты, удары об камни и постоянное напряжение от всегда качающейся лодки. Лодка перевернется "на раз, два" если сделать ошибку в управлении или неправильно выбрать траекторию прохода переката. Или при наезде на камень получится такой толчок, что люди выпадут за борт...  Усталость подобралась незаметно, и когда мы добрались к следующему месту под названием "Шубуня", нас с батюшкой хватило только пообедать, сделать пару кадров и уснуть уже в другой избушке. Нас прекрасно поняли опытные провожатые и ничуть этому не удивились. После двухчасового сна мы послужили панихиду и отправились до конечной точки второго дня - поселка Воронцы.

Сначала здесь были землянки и смертность, потом приехали спецпереселенцы и начала налаживаться жизнь. На этом фото вы можете увидеть улицу, уходящую к лесу и состоящую из нескольких жилых домов по обе стороны. Не видите? Вот и я не увидел, но она тут была еще тридцать лет назад.

При совершении панихиды всегда появлялось чувство особого единения с жившими здесь и оставшимися непобежденными. Чувствовал это не я один. 

Вид на сегодняшний поселок Воронцы. Здесь в сороковых был большой лагерь. вышки стояли на взгорье и на той стороне реки (тоже высокий берег), все пространство простреливалось... 

Вечером в местном Доме культуры состоялось собрание, посвященное приему кандидатов в действительные члены Церкви Христовой)). Да, теперь так. И слава Богу! Двухчасовая беседа с желающими принять Таинство Крещения закончилась самоотводом двоих кандидатов. И это хорошо! Значит мы смогли донести, что-то важное о нашей вере и обязанностях христианина слушателям, раз они решили пока повременить. По-моему это правильное решение и это гораздо лучше, чем солгать Богу, идя со всеми вместе, "дабы не выделяться".  

Чуть ранее по выходе из лодок, нас встретила голодная мошка. У нас ее еще называют с ударением на последний слог - мошка, видимо от большого уважения к этой напасти. Ни мазь от комаров, ни отчаянные махи руками не спасали, и мы решили на всякий случай перестраховаться, а именно с утра начать первую часть крещения в Дк, а продолжить на реке. К счатью ночь была холодная и утро очень свежим. Мошки, к счастью, не было.

День третий

В этот день крестилось тридцать человек. После совершения Таинства всем новокрещенным были розданы православные книги и иконы, и мы спешно выдвинулись к следующей точке нашего сплава деревне Верхняя Ваеньга. 

Здесь мы совершили заупокойную литию, немного пообщались с местными жителями и гостями деревни. Деревня разделена рекой, а потому по одному берегу прошел отец Дионисий, а по другому пришлось идти мне. Мы просили имеющих возможность подойти к поклонному кресту для молитвы. Многие откликнулись и пришли. В одном доме резко отказали. "Приезжие, али сектанты какие" - подумал я тогда.

Поклонный крест установлен рядом с храмом Святителя Николая Чудотворца на месте кладбища. Когда делали дорогу кладбище просто срыли бульдозерами и останки почившись валялись в бывшей силосной яме... 

После этого наш путь продолжилсь до деревни Нижняя Ваеньга. Там местные жители просили установить поклонный крест рядом с разрушенным храмом. В честь какого события или святого освящен был этот храм пока неизвестно. После установки и освящения креста к собравшимся с пастырским словом обратился начальник миссионерского отдела епархии протоиерей Дионисий Грушко. Батюшка поблагодарил за труд всех собравшихся и отметил, что очень важно сберечь и сохранить живую память о прошлом, передавать ее следующим поколениям и так сохранить сокровенную жизнь деревни, выраженную в традициях, праздниках, устоях и памяти о фамильных родах.

Кстати здесь еще помнят, что такие-то были очень горячие люди. Драчуны, забияки... Из-за того, что один у другого отпил из банки березового сока рубились на топорах)) Если молодежь будет знать особенности своего рода, это, скорее всего, поможет не совершить каких-то фатальных ошибок в будущем, ведь мы несем в себе память предков! А она может оказаться Святостью, а может быть и совсем наоборот.

Обещали грозу, дождь шел прямо на нас, но туча разделилась над деревней, как в том старом еврейском анекдоте "справа суббота, слева суббота, а посередине пятница" и дождя не было. Описывать какой вкусный чай и особенные шаньги ждали нас в старинном доме не буду.))

Крестный ход подходил к завершению. Впереди нас ждал Ёргус - последний лагерь на реке. Сжав волю, сел на свое место в лодке и подумал, скорее бы все закончить. Усталость была большой. Наши лоцманы и кормчие осторожно поинтересовались пойдем мы туда или нет. Но так как до места оставалось семь километров и лагерь был особенно важен для нас, оставить то место без молитвы памяти мы не имели права. Этот лагерь тоже наполнялся в основном священниками. Было, правда, единственное отличие от других лагерей - им разрешали видеться с семьями, которые нашли мужество и приехали вслед за репрессированными. Есть противоречивая информация, что в этом лагере находился священник, который крестил Страстотерпца Цесаревича Алексея, но кое что не сходится. Просто даю ссылку на сайт о священике, бывшем узнике Ёргуса. 

Высокий берег теперь украшается знаком победы. На первом плане железная кровать, оставшаяся от тех времен. Лития по усопшим и мы отправляемся в обратный путь вверх по течению. 

Уже на переправе в Осиново, ожидая парома пришло ощущение сделанного дела, значение которого откроется позже. А сверху на нас кропил мелкий дождь. Гроза прошла стороной.

 

P.S. Чуть не забыл про "сюрприз". Двадцатого июля в храме великомученика Георгия Победоносца мне показали сорванный и вспученный, почерневший от удара молнии электрический щит, пробитый кабель, импульсный пробой в одну из металлических шин, которые удерживают конструкцию колокольни, прорезанный как сваркой лист оцинкованного железа и ... и все. Молния ударила в столб в деревне, а закончилась на колокольне храма, не причинив никаких особо серьезных повреждений никому. Знающие люди объяснили это "эффектом конденсатора".

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Назад к списку